Оформить заявку

«Яндекс» и власть: большому кораблю большую бурю

Год назад «Яндекс» заявил о введении новой структуры управления, которая получила одобрение у самых высоких эшелонов власти. Но законопроект Антона Горелкина был отозван. Он вновь вернётся в Думу, но в переработанном варианте. В результате «Яндексу» не придётся уходить с NASDAQ и обзаводиться новыми акционерами.
Аркадия Воложа, главу компании, такое разрешение ситуации порадовало. Хотя ещё есть риск из-за возможного принятия законопроекта, поэтому «Яндекс» ищет альтернативные способы остаться на плаву.

Год назад «Яндекс» заявил о введении новой структуры управления, которая получила одобрение у самых высоких эшелонов власти. Но законопроект Антона Горелкина был отозван. Он вновь вернется в Думу, но в переработанном варианте. В результате «Яндексу» не придется уходить с NASDAQ и обзаводиться новыми акционерами.

Аркадия Воложа, главу компании, такое разрешение ситуации порадовало. Но риск из-за возможного принятия законопроекта все еще остается, поэтому «Яндекс» ищет альтернативные способы остаться на плаву.

Закон Горелкина: начало смуты

Летом 2019 года над «Яндексом» нависла угроза: в Госдуме на рассмотрении оказался законопроект Горелкина. Он запрещает держать в руках иностранных граждан более 20% акций интернет-компаний. Для «Яндекса» это могло стать катастрофой, но неожиданностью не было, так как разговоры о законе шли с осени прошлого года.

Акционерам компании позиция российской власти была разъяснена еще 18 ноября 2018 года. Тогда на совете топ-менеджеров и директоров было объявлено, что «Яндекс» играет ведущую роль в информационной экосистеме РФ. Из-за политической напряженности власти стали переживать, что продажа доли Аркадия Воложа или смерть главы фирмы приведет к потере контроля российскими гражданами интернет-компании.

При этом 21 октября 2018 года, за месяц до совета, просочилась информация, что Сбербанк интересуется покупкой крупной части акций «Яндекса». Из-за этого советом директоров был созван спецкомитет, перед которым стояла задача сформировать структуру, призванную защитить интересы компании в условиях повышенного интереса к ней. Этим занялся Джон Бойнтон — один из основателей «Яндекса», бывший глава администрации президента Александр Волошин, основатель UFG (крупной финансовой группы) Чарльз Райан. Все они имеют опыт урегулирования вопросов между властями и бизнесом в РФ более 30-ти лет.

Поиски решения

Спецкомитет собирался практически каждую неделю, и за год таких встреч накопилось более 50. Было разработано несколько альтернативных схем разрешения ситуации:

  • пройти перерегистрацию в РФ;

  • выпустить «золотую акцию», у которой будет больше прав вето;

  • произвести слияние с крупной компанией, зарегистрированной в России;

  • покинуть NASDAQ и использовать Московскую биржу в качестве основной;

  • провести допэмиссию акций или инструментов, связанных с ними, для инвесторов из РФ;

  • оформить часть бизнеса в России в отдельную организацию;

  • выкупить необходимую долю акций с NASDAQ;

  • создать бумаги типа VIE (Variable Interest Entity) — их владелец может получать прибыль в виде дивидендов, но при этом сильно рискует, ведь эти бумаги компания сможет объявить вне закона в любой момент;

  • передать большую часть бизнеса пенсионным фондам и инвесторам из России;

  • ввести суперголосующие акции для граждан РФ.

В итоге было принято решение о сохранении статус-кво. При этом «Яндекс» решил создать управленческий резерв в виде Фонда общественных интересов.

В Багдаде все спокойно, а в России?

В «Яндексе» решили занять выжидательную позицию, хотя разговоры о том, каким будет новый закон, все еще ходят. Существует несколько очевидных рисков:

  • закон депутата Горелкина примут с поправками, по которым «Яндекс» все равно не пройдет;

  • будет внесен новый подобный законопроект, при котором компанию ждут либо потери, либо реструктуризация;

  • из-за политической обстановки дирекцию «Яндекса» сместят, посчитав сложившуюся ситуацию угрозой национальной безопасности, и назначат временного управленца из Общественного фонда;

  • реструктуризация пошатнет корпоративную культуру, из-за чего нынешние сотрудники предпочтут увольнение, а новые просто не придут;

  • вмешательство Фонда общественных интересов в бизнес-процессы компании породит негативное отношение к ней клиентов, что принесет значительные финансовые потери.

Очевидно, что все это смело можно назвать «Законом о Yandex», ведь других крупных интернет-компаний в России нет. Зачем это нужно? Кажется, это еще один шаг на пути к закрытому интернету, хотя пока остается непонятным, как правительство собирается это осуществить.

Мысли вслух

Инвесторы и аналитики поддержали решение дирекции «Яндекса». Из-за него акции компании сразу же поднялись на 12%, что привело к возвращению прежней капитализации. Сейчас она находится на пике и превышает $13 млрд.

Говорить об успехе компании еще рано, ведь непонятно, как схема будет работать в реальной жизни. Аналитики воспринимают текущее решение как «необходимое зло», а не как успешный выход из кризиса. Закон со стороны выглядит как давление на компанию в попытке регулирования интернета.

Другие же считают Фонд весьма вариабельной идеей. Ведь под него можно сформировать дополнительную компанию, а не только отдать бразды правления в случае принятия неугодного закона. Инвесторы переживают, что у Общества будет слишком много прав, которыми смогут воспользоваться вопреки интересам компании.

Само по себе регулирование интернета не видится проблемой. Проблема в том, что это осуществляют через давление и запреты, а не модернизацию и создание чего-то нового. Ущерб будет нанесен не только «Яндексу», но и другим интернет-компаниям, пусть и менее крупным.

А что же пользователи?

Простые люди тоже почувствуют на себе действие закона. Если сейчас под наблюдением только онлайн-кинотеатры и электронные библиотеки, то не нужно думать, что так будет всегда. Это пилотная версия проекта, небольшой кусок интернета, который уже под контролем. Дальше ситуация будет только развиваться. Наивно было бы полагать, что все эти законопроекты Дума разрабатывает для борьбы с онлайн-библиотеками и кинотеатрами.

Массовая регулировка интернета нависла над всеми пользователями, вне зависимости от профессии. Сейчас у нас есть доступ к иностранным публикациям врачей, психологов, маркетологов и еще миллиона профессий, которым необходим обмен опытом. Без него квалификация специалистов станет неуклонно падать. Вот чем это может обернуться для простого пользователя, которому до бизнес-процессов «Яндекса» в принципе нет никакого дела. Пока же остается только ждать и верить, что законопроект так и останется «в столе».

Оформить заявку